Телефон: +7 (495) 790-62-50 (многоканальный)

"Русская Снедь" - интернет-магазин натуральных и фермерских продуктов питания с доставкой на дом.

В связи с ремонтом склада мы не принимаем заказы до 27 августа. Приносим свои извинения.

Поиск
В корзине: 0 товаров
на сумму: 0 руб.

Ферма Михаила Гутмана

20.02.2017 0 комментариев

Венёвский фермер Михаил Гутман: «По сравнению с магазинной курицей, наша – более сочная и плотная!»

Наш Интернет-магазин rus-sned.ru давно и продуктивно работает с компанией «Венёвский фермер», поставляющей на рынок свежайшую курятину, выращенную в Тульской области буквально вручную. Основатель и руководитель маленького, но уже знаменитого на всю Россию агрохолдинга, Михаил Гутман дал нам интервью о своем бизнесе и, в целом, о том, может ли в санкционной России прибыльно существовать малое сельское хозяйство?

- Мы приехали к вам на интервью, потому что о вашей курятине ходят легенды в Тульской области. Что она совершенно естественным образом выращивается, а мясо потом обладает уникальными характеристиками. Расскажите, почему ваша курица лучше продукции других производителей?

Михаил: Сначала, как и все, стартуем мы на комбикорме. Просто у птицы такой метаболизм, такая генетика, что она на другом корме жить не будет. А, когда уже подводим птицу к убою, переходим на зерно. Поэтому у нашей курицы мясо сочное и плотное: вот мы берем магазинную курятину для сравнения, а она какая-то мягковатая. Может быть, потому что никаких стимуляторов мы не даем, а после убоя, никаким образом не пичкаем влагой. Наоборот, сначала мы ее опаливаем огнем, а потом в холодильнике предварительного охлаждения даем влаге стечь. На некоторых фабриках, наоборот, стоят специальные агрегаты, которые автоматически с помощью игл вводят со всех сторон в тушку жидкость. Такая курица потом продается в упаковке с надписью «Курица для жарки». Представляете, от 7 до 15% воды продавать по цене мяса? Как говорил Карл Маркс, нет такого капиталиста, которого можно заставить отказаться от прибыли в сто процентов.

- Но вы-то, выходит, отказываетесь?

Михаил: Понимаете, какая штука: я доступен, любой может приехать и посмотреть, как и в каких условиях мы выращиваем свою птицу, как обрабатываем. Поскольку у меня цех не останавливается круглые сутки, я живу в доме с открытой дверью. Когда-то было такое понятие – «купеческое слово», и вот если решил один раз его нарушить – это все. Например, «упала овца», ну, ладно, думаешь, один раз продам. Это все, конец, имя теряется навсегда. Вот и с моим бизнесом так: либо быть предельно честным с покупателем, либо ничего не заявлять, а сдавать куда-нибудь по-тихому в переработку.

Был случай: пришла женщина-покупатель и говорит продавцу нашему – мол, у вас куриные яйца со странным запахом! Оказалось, знаете, в чем дело? Да просто люди уже забыли запах настоящих свежих яиц! То, что продают крупные сети – это совсем уже не то. Я-то этот запах помню с детства, когда разбиваешь на сковородку пару яиц для глазуньи, - его ни с чем не спутать.

курицы.jpg

- Говорят, что власть даже предоставляет вам некий карт-бланш на использование названия района и области, мол, у нас теперь есть свой Веневский фермер, Тульская курятина? То есть взаимоотношения с руководством хорошие?

Михаил: Да, мы тесно работаем и с главой администрации, и с министром сельского хозяйства области. Но в советское время и у главы администрации, и у исполкомов были деньги, сейчас немного другая ситуация, сейчас деньги у банкиров. А так, конечно, поддерживают – и словом, и делом, и советом. Что касается материальной помощи, то, как только банкиры начнут отчитываться сколько они создали хозяйств, сколько вложили денег в птицу, в молоко, в производство, в сферу к которой имеют отношение – сразу начнется порядок.

- Михаил, а еще ходят слухи о вашей феноменальной хозяйственной сметке и работоспособности. Нужны шлакоблоки – вы чуть ли не сами вручную их делаете, нужны дрова – завели пилораму, перебои со светом – приспособили башенный кран в качестве генератора?

Михаил: Ну, приходится считать. Шлакоблоки купить стоит 40 рублей, самому сделать – 15. Так и рассуждаешь: лучше купить комбикорм для птиц, а шлакоблоки сделать самому. У меня два птичника построены из собственных материалов. Достраиваем третий. Лес мы сначала пилили на пило рамах у друзей, выходная цена за куб самых плохих дров получалась 4,5 рубля, поставили свою пило раму – стало 2,5 рубля.

- А какие ближайшие планы развития вашего бизнеса?

Михаил: Самое необходимое, самое первое – чтобы моя «охлажденка» все время находилась в реализации, мне нужно 6 птичников, а не три, как сегодня. Иначе возникают недельные паузы. Ну, и, конечно, мне нужно увеличение объемов продукции. Сегодняшние 36 тонн, которые мы производим, они не обслуживают те кредиты, которые мы взяли. Приходится выдергивать деньги из оборотных средств и так далее. Что касается непосредственного производительного процесса, то в планах есть запуск так называемого экструдирования: то есть, по сути, создание безотходного производства. Перерабатывать остатки птицы для превращения их в биодобавки для зерна. Кроме того, в далеко идущих планах запуск собственного цеха переработки. Тогда, помимо тушек птицы, мы сможем продавать свою колбасу – с мясом, пельмени – с мясом, котлеты – тоже будут с мясом (Смеется). Что по сегодняшнему дню большая редкость.

- На ваш взгляд, есть ли перспективы у небольших фермерских хозяйств в России выживать и даже процветать?

Михаил: Все - в нашей генетике. Мне так кажется, что тот человек, который у нас в России смог заниматься бизнесом, он сможет заниматься бизнесом везде. Шансы у нас есть. Другое дело, что нужно добраться до берега, а плывешь по кислоте. С другой стороны, сегодня у больших агрохолдингов - такой дневной объем производства, какой у меня – за год. Так что мы ни с кем не конкурируем, никому не создаем проблем, занимаем свою нишу, где покупатель просто хочет видеть в лицо своего производителя продуктов.

fermer-vinev.jpg

 

Написать комментарий Возврат к списку